Жители Берингии

Жители Берингии

Жители Берингии

Если смотреть на побережье Чукотки с вертолета, глазу открывается однообразная бурая тундра, вся в синих озерцах. Монотонность пейзажа разнообразят разве что кекуры – высокие каменные столбы, узорно иссеченные жестоким ветром. Но это летом. А долгой полярной зимой этот край предстает сплошным скоплением льда и снега, совершенно непригодным для обитания. Но человек начал заселять эту землю очень давно.

Чукотка раскинулась на территории 737,7 тыс. кв. км – от Берингова пролива до реки Колымы и от арктического побережья до Камчатки. Примерно половина этой территории находится за Полярным кругом. Богатый край, настоящая сокровищница: в недрах вечной мерзлоты скрыты месторождения золота, олова, серебра и меди, вольфрама, ртути, металлов платиновой группы, нефти, газа и угля.

Первые люди пришли на Чукотку еще в каменном веке. Промышляли они рыбной ловлей и охотой на мамонтов и бизонов. В те далекие времена Чукотка и Аляска, еще не разделенные морскими водами, были единым целым. Археологи нашего времени назвали эту давно исчезнувшую землю Берингией. Десять тысяч лет назад ее затопил растаявший Великий ледник. От животного мира ледникового периода остались только северные олени. Археологи находят здесь следы жизни первобытных людей – например, на реке Ананайвеем и на берегу озера Коолень, что недалеко от поселка Уэлен. В вечной мерзлоте ученые обнаруживают кремниевые наконечники стрел и копий древних охотников. Этим находкам 6–8 тыс. лет.

Испокон веку чукотские зверобои жили, приспосабливаясь к суровым условиям Крайнего Севера. Они охотились на моржей, нерп, китов, белых медведей и пасли стада оленей на просторах тундры. Они научились делать из моржовых шкур легкие и быстрые лодки – байдары и каяки, шить из меха животных теплую и непромокаемую одежду, строить яранги из китовых костей и использовать в качестве топлива тюлений жир.

Племена, населявшие тундру, называли себя луораветланами, что значит «настоящие люди». А отдельные племена оленеводов именовались чаукчу, или чавчу, в переводе – «имеющие оленей». От этого слова и произошло русское название народности – чукчи. Северный олень – символ Чукотки. Это и средство передвижения, и пища, и одежда, и строительный материал для дома-яранги. На улицах города Анадыря можно встретить оленеводов из тундры, которых легко узнать по традиционной одежде. Они носят кухлянки – шубы из оленьих шкур без застежек, которые надевают через голову. Говорят, что в кухлянке можно даже спать на снегу. Обувь оленеводов – унты, или торбаса – тоже делается из оленьих шкур.

Оленеводство входит в школьную программу, без этих животных не обходятся ни будни, ни праздники. Каждую весну оленеводы съезжаются на традиционные ярмарки. У домашних оленей, запряженных в их упряжки, опилены рога, на шее позвякивают колокольчики. Чтобы вырастить домашнего «прягового» оленя, нужно много терпения и сил. До сих пор многие оленеводы живут натуральным хозяйством. Большую часть жизни они проводят в кочевьях. Но не все чукчи – оленеводы: на побережье много рыбаков и зверобоев. В древних сказаниях они звались «детьми Беломорской жены», а приморские чукчи – «моржеедами».

Лодка-бубен.Чукотские охотники считают моржовое мясо самым питательным. Это классический чукотский деликатес. «Оленье мясо поешь – скоро опять есть захочешь, а от моржового супа долго сыт будешь и силы будут», – говорят зверобои. Но охота на моржа – трудное и опасное предприятие. Маленькая лодка кажется беззащитной рядом с полуторатонным громадным зверем, вооруженным длинными саблевидными клыками. Тут вся надежда на меткость, силу и удачно брошенный гарпун. А чтобы морж не уплыл, утащив гарпун за собой, к орудию лова крепят длинную веревку с большим надувным поплавком. И если даже загарпуненный морж глубоко нырнет, его местонахождение укажет красный шар, плавающий на поверхности воды. Так на Чукотке ловят моржей и в наше время.

Лодки, сшитые из хорошо просушенных шкур этих животных, легки и на
дежны. Шкуру туго натягивают на каркас лодки. Местные звероловы – чукчи и эскимосы – говорят, что на удар веслом байдара должна отзываться звонко, как шаманский бубен. И каждый охотник знает: прежде чем выходить в море, надо проверить лодку на звонкость ударом весла. Поражает, что конструкция этих кожаных лодок неизменна с первобытных времен. Об этом свидетельствуют наскальные рисунки, найденные на Чукотке. Байдары хорошо приспособлены к плаванию во льдах: они легко протискиваются в самые узкие водные протоки. Труднее приходится большим судам, доставляющим на Чукотку грузы и продовольствие. Чтобы помочь кораблям отыскать дорогу в торосах, чукотские береговые службы вылетают в океан на разведку льдов. Гидрологи наносят на карту зоны, относительно доступные для навигации. Самолет часами летает от берега в океан и обратно, и проверенный курс наносят на карту. Получается контур, похожий на большую пилу. Эту работу так шутливо и называют: «Пилить океан».

Сцены из чукотской жизни с давних пор служили сюжетами для резчиков по моржовой кости. В наше время центром косторезного искусства Чукотки стал Уэлен, что на побережье Берингова пролива. Скульптурки, выточенные из клыков могучих животных, стали популярным сувениром, который привозят на память о северной земле. Правда, ценители чукотского искусства с огорчением отмечают, что в наши дни косторезы используют в своем творчестве стоматологический бур: им работать удобнее и быстрее, чем вручную...

Запись опубликована в рубрике Общество с тэгами , . Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.